15 февраля 2024

Как собрать и кому продать СО₂?


Notice: unserialize(): Error at offset 375 of 3085 bytes in /var/www/u1311428/data/www/zizh.ru/wp-content/plugins/mailpoet/lib/Doctrine/Types/SerializedArrayType.php on line 27

Как собрать и кому продать СО₂?

В завершение 2023 года Минобрнауки сообщило о решении открыть первый в России аграрный карбоновый полигон площадью более 4,7 тыс. га. Его построят в Самаре. На этой научно-исследовательской площадке будут изучать воздействие на различные экосистемы парниковых газов. Программа создания полигона уже утверждена, ученые готовятся проводить исследования и разрабатывать технологии для снижения парникового эффекта в земледелии.

Стратегия — есть

Инициатор проекта — Самарский национальный исследовательский университет имени академика Королева. Полигон решено открыть на базе одного из трех индустриальных партнеров НИУ. Ректор университета Владимир Богатырев считает создание этого научного объекта очень своевременным, поскольку достижение углеродного баланса сегодня является одной из стратегических задач отечественного земледелия. Плюс ко всему — укрепление позиций России на международном рынке низкоуглеродной продукции. В условиях полигона ученые разработают математическую модель для оценки динамики парниковых выбросов в Приволжском федеральном округе. Затем эта модель будет адаптирована и для других регионов России. Также будут разработаны дистанционные методы мониторинга эмиссии и стока парниковых газов и учебные программы по технологиям почвозащитного ресурсосберегающего углеродного земледелия.

Эксперты Минобрнауки говорят о том, что необходимость исследований в данном направлении назрела давно. По разным оценкам, мировой аграрный сектор выбрасывает в атмосферу до 30 % парниковых газов от общего объема и вносит свою лепту в проблему глобального потепления и изменения климата. Одна из целей развития России до 2050 года, согласно Стратегии социально-экономического развития страны, — движение в направлении углеродной нейтральности. Достичь ее, по мнению экспертов, помогут внедрение точного земледелия, соблюдение норм и сроков внесения удобрений и химикатов, использование последних достижений в области повышения урожайности в растениеводстве и продуктивности в животноводстве. Также, согласно Стратегии, ученым совместно с фермерами предстоит решить вопрос увеличения поглощения парниковых газов лесами и другими природными экосистемами и перейти к сбору и переработке углекислого газа. В рамках документа с 2022 года предприятия с выбросами свыше 150 тыс. тонн эквивалента углекислого газа в год уже предоставляют углеродную отчетность. Станет ли аграрный сектор во главе решения проблемы углеродной нейтральности — вопрос времени, но инвестиции в сам процесс — уже его настоящее. Сегодня аналитики обоснованно говорят о том, что те предприятия, которые смогут создать низкоуглеродный бизнес, в перспективе будут иметь более выгодные позиции на внешнем рынке по сравнению со своими коллегами. Решение проблемы открывает и новое направление деятельности АПК — торговлю квотами на выбросы CO2. Высшая школа экономики, «Сколково» и Международный центр конкурентного права и политики стран БРИКС оценивают суммарный экономический эффект от продажи эмиссионных квот на сумму порядка 50 млрд долларов в год при цене одной тонны CO2 на уровне 40 долларов.

Решению климатических проблем в России придается огромное значение на самом высоком уровне. В своем выступлении на ПМЭФ президент страны Владимир Путин акцентировал внимание профессионалов на том, что в настоящее время для достижения углеродной нейтральности недостаточно просто сократить выбросы, пришло время научиться «улавливать, хранить и полезно использовать углекислый газ от всех источников». По словам главы государства, в настоящее время рождается новый рынок, где в роли активов будут выступать углеродные единицы — объем поглощения вредных выбросов участком земли или лесом. И здесь Россия ввиду своих природных богатств имеет явные преимущества и «может занять особое место на глобальном рынке углеродных единиц».

АПК — не лидер

Однако некоторые аналитики заявляют о преувеличении проблемы парниковых газов, выбрасываемых в атмосферу аграрной отраслью страны. Сотрудник Центра агропродовольственной политики ИПЭИ РАНХиГС Антон Строков считает, что по сравнению с энергетическим сектором вклад АПК в данную проблему очень невелик. Так, общее количество выбросов парниковых газов в России в 2019 году составляло чуть более 2 млрд CO2-эквивалента. Доля сельского хозяйства не превышала 5 % или 0,1 млрд тонн, в то время как энергетика выбросила почти 1,7 млрд тонн. Согласно данным Института глобального климата и экологии, самые большие объемы парниковых газов поглощают леса, а их на территории России почти в пять раз больше, нежели сельхозземель. Только в 2019 году леса «съели» порядка 660 млн тонн CO2-эквивалента, а выбросы возделываемых земель составили около 66 млн тонн. Аналитик Института комплексных и стратегических исследований Наталья Чуркина считает, что участие АПК в проблеме достаточно весомое, но снижение выбросов в этом секторе большого влияния на общероссийские показатели не окажет.

Руководитель Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко обращает внимание коллег на тот факт, что многие исследования в области выбросов парниковых газов достаточно сомнительные. Так, Еврокомиссия рекомендует применять одинаковый коэффициент выбросов для производителей риса в России и Китае, тогда как исследования проводились даже не в этих странах, а на модельных полях за их пределами. Понятно, что с такими расчетами нельзя согласиться, а потому российским фермерам следует занимать более активную позицию и требовать изменения существующих требований, говорит эксперт.

С ней согласна и Татьяна Козлова, старший руководитель проектов направления «Оценка и финансовый консалтинг» Группы компаний SRG. Она предполагает, что существующий подход к проблеме скорее свидетельствует о больших деньгах, которые могут заработать окологосударственные фонды, устанавливающие преимущества для «своих». «В настоящее время европейская повестка декарбонизации в разрезе сбора с импортеров, нарушивших установленные правила, скорее напоминает вымогательство для защиты европейских производителей», — говорит Козлова. По ее словам, на сегодняшний день по выбросам углекислого газа Россия занимает четвертое место в мировом рейтинге стран. Наши показатели почти в семь раз меньше, чем у Китая, возглавляющего список, и в три раза ниже, чем у США. Российский агросектор — это очень незначительная доля выбросов по сравнению с энергетикой, добывающими производствами и транспортом. «Для России основным аспектом работы является увеличение доли возобновляемых источников энергии и снижение выбросов именно в энергетическом секторе», — считает эксперт.

Кто в игре?

Несмотря на то, что эксперты говорят о раздувании проблемы парниковых выбросов за счет деятельности отечественного АПК, работа по декарбонизации идет и набирает обороты. Летом 2021 года группа «ФосАгро» совместно с Российской академией наук объявила о начале реализации проекта по строительству карбоновой фермы в Вологодской области. Поблизости от Череповецкого комплекса «ФосАгро» появится лесополевой ландшафт, который будет ежегодно собирать порядка 0,7 млн тонн углерода. Пилотная часть проекта, направленная на реализацию задач углеродной нейтральности, начнет функционировать до 2025 года, а в полном объеме объект запустят в 2028 году.

Однако делать ставку только на леса, поглощающие выбросы углеродного газа, многие эксперты считают неправильным, ведь они растут не одно десятилетие и практически каждый год горят, выбрасывая в атмосферу мегатонны углерода. В вопросе «собирательства» и полезного использования углеродных единиц на первый план выходят методы и приемы восстановления земель. Иными словами, карбоновое земледелие — увеличение уровня углерода, содержащегося в почве, и снижение его потерь, причинами которых являются дыхание и эрозия почв. Результативнее всего, по мнению экспертов, зарекомендовали себя минимализация почвенной обработки, а то и вовсе ее отсутствие, высевание покровных агрокультур или растений, имеющих мощную корневую систему, мульчирование. По оценке аналитиков, проблемы опустынивания, нарушения всех процессов в почве и эрозии актуальны для 27 регионов России, которая переживает почвенно-углеродный кризис. Генеральный директор компании «Евротехника MPS» из Самары Людмила Орлова уверена, что на землях, которые правительство вовлекло в оборот в прошлом году, а это более 13 млн га, целесообразно сразу же развивать карбоновое земледелие, а не распахивать их. Это позволит на 80 % снизить объемы выбросов и восстановить нормальное состояние почвы, которая будет давать здоровую продукцию. Технологию no-till используют все больше российских аграриев-первопроходцев. Среди них «Август-Агро» из Татарстана, «Прогресс Агро» с Кубани, ГК «Черкизово» из Подмосковья, «ИстАгро Дон» из Липецкой области.

Еще один из способов снижения уровня выбросов углекислого газа в сельском хозяйстве — разработка сортов и гибридов растений, которые поглощают его. Пока что российская селекция отстает в развитии этого направления от мировых трендов, поскольку, по мнению экспертов, она еще не научилась работать в тесном тандеме с бизнесом. А направление действительно перспективное: некоторые растения способны поглощать в разы больше углекислого газа, нежели леса. Например, топинамбур — практически в два раза. Растет он быстро, почти во всех регионах страны и практически не нуждается в уходе, обработке и химикатах. У него сильная корневая система и большая биомасса, топинамбур вегетирует практически до морозов и высвобождает CO2 из почвы. И это — не единственное растение, которое способно помочь человечеству в решении проблемы с выбросами.

Татьяна Симагина

Земля и Жизнь, 2003-2021 | Политика конфиденциальности