Такая разная рентабельность


Notice: unserialize(): Error at offset 375 of 3085 bytes in /var/www/u1311428/data/www/zizh.ru/wp-content/plugins/mailpoet/lib/Doctrine/Types/SerializedArrayType.php on line 27

Такая разная рентабельность

По официальным данным Минсельхоза, общая рентабельность сельхозпроизводства в 2023 году составила 19 % (в 2022 году была на уровне 20 %). При этом рентабельность именно растениеводства составила 26 % против 30 % в 2022 году. По мнению чиновников, падение не слишком существенное. Но фермеры считают иначе. Почему расходятся цифры у власти и у аграриев и как вернуть фермеров в прибыльное русло, обсудили на круглом столе по рентабельности производства.

Пошлины «крадут» прибыль

По данным Олега Сироты, председателя Ассоциации «Народный фермер», которая стала организатором мероприятия, 90 % обращений в организацию идет о падении рентабельности производства со стороны фермерских хозяйств. Этот факт подтверждается и представителями Минсельхоза. Однако сами хозяйства говорят уже не просто о падении прибыли, а об убыточности: подорожало топливо, СЗР, техника, выросли расходы на зарплату сотрудникам, а цены на выращенную продукцию у растениеводов упали. Растениеводы-зерновики выступают за отмену пошлины как меры, существенно ограничивающей рентабельность, животноводы — против. Однако позиция Ассоциации однозначная — пошлину необходимо пересматривать.

Тем временем Минсельхоз выходит с предложением повысить базовую цену для расчета пошлины на экспорт зерна на 1 тыс. руб. с 1 июня 2024 года. Базовая цена на пшеницу составит 18 тыс. руб. за тонну, на ячмень и кукурузу — 16,875 тыс. руб. за тонну. По мнению чиновников, эта мера позволит повысить рентабельность зерновых культур на 7–8 %.

«Главный аргумент: сопоставление цены реализации и себестоимости производства пшеницы 3-го класса в базовом регионе — Центральном федеральном округе. На 2023–2024 год заложена средняя плановая урожайность 29 ц/га. При повышении базовой цены до 18 руб. за кг рентабельность будет приемлемая — на уровне 10–16 %. На наш взгляд, цифры по себестоимости, которыми оперирует Минсельхоз, занижены. Прежде всего в минеральных удобрениях цифра занижена минимум в два раза, то же самое касается инвестиций. На тонну зерна инвестируют не 1 тыс. руб., как выходит по расчетам Минсельхоза, а в четыре-пять раз больше. Также цена реализации рассчитывается в министерстве, как если бы хозяйство, которое вырастило урожай, само же его и экспортировало. Для того чтобы получить правильную цену, из этой цифры нужно вычесть еще маржу экспортера.

Маржа экспортера в 2023 году выросла с 200–300 руб. на тонну до более чем 2 тыс. руб. Фактически цена реализации в ЦФО в данном расчете завышена, а производственная себестоимость занижена. И разрыв между официальными данными и нашими расчетами достаточно большой. При тех вводных, которые мы анализировали, рентабельность в ЦФО будет отрицательной. А это значит в первую очередь снижение инвестиций в производство и уменьшение экспорта», — рассказал председатель Ассоциации «Народный фермер Кубани» Константин Юров.

Пошлина — один из главных, по мнению, фермеров, факторов, серьезно снижающих рентабельность и конкурентоспособность российских производителей зерна. Меру ввели в 2021 году, и все эти годы иностранные игроки получают преимущество перед российскими, потому что продают зерно без пошлин.

«В итоге они покупают оборудование, повышают производительность, а мы вынуждены на этом экономить. Действие пошлины снижает наши возможности. В результате государство теряет больше, чем приобретает в виде дохода от пошлин в бюджет. Все хозяйства стали покупать меньше техники, это уже известный фактор. Ключевой момент — если не будет нашего спроса и возможности, то и промышленности не будет. Нам советуют переходить на другие культуры. Никакой инвестор с такой логикой не согласится. Если переходить на иные культуры, пшеницы будет меньше, экспорта тоже, пошлина уйдет от государства. И власть будет вынуждена ввести пошлину и на другую культуру. Позиция однозначная: пошлину нужно отменять. Введение пошлины убило возможности инвестировать в обновление основных фондов, увеличивать технологичность», — считает Константин Юров.

Фермер-блогер из Воронежской области Никита Токмаков показал, как менялись прямые затраты и цена реализации с поля за последние несколько лет.

«За четыре года с момента введения пошлин общие затраты на пшеницу выросли на 40 %, а цена реализации снизилась на 23 %. Этот диспаритет цен отмечается в ЦФО, Татарстане, Московской области, Краснодарском крае. В 2022–2023 году цена реализации была 10,4 тыс. руб. за тонну при себестоимости 9 руб. То есть имели 16 % рентабельности. Было уже сложно, но все же можно говорить о какой-то прибыли. Но в сезоне 2023–2024, выращивая и продавая каждую тонну зерна, теряем 450 руб. Это прямой убыток. Около 40–60 % пшеницы в России планово убыточны в этом сезоне. После заморозков ЧС ввели в 10 регионах. По данным Минсельхоза, на тот момент погибло около 1 % посевной площади. Фермеры Центрального Черноземья говорят о том, что у них погибло на полях 70–80 % пшеницы. Кто прав? Правы и те и другие. Ведь 1–1,5 % погибших посевов из-за заморозков равны 70–80 % погибшей пшеницы у каждого второго фермера в областях, которые производят 40 % зерна в стране. И что делать с этими фермерами? Какой мы видим негативный сценарий развития событий: летом многие откажутся от посева озимой пшеницы, потому что это нерентабельно. Осенью денег нет, это означает снижение внесения минеральных удобрений, закупок СЗР, обновления техники. В 2025 году как следствие — снижение урожайности. Реальная мера помощи — отмена экспортных пошлин и контроль за дальнейшим ростом цен на СЗР, удобрения и прочие средства производства», — считает Никита Токмаков.

Директор Департамента регулирования рынков АПК Минсельхоза Александр Малов в ответ сообщил, что в ведомстве для расчетов рентабельности фермеров пользуются статистическими данными, которые формируются из тех сведений, которые подают сами аграрии.

«По поводу гибели урожая и убытков для фермеров хочу сказать: уже несколько лет у нас ведется широкая работа по популяризации страхования, в том числе и по таким случаям. Уже идет взаимодействие с пострадавшими хозяйствами. Есть примеры, когда за один день фермеру выплатили компенсацию. Понятно, что эти компенсации не полностью покрывают стоимость потенциального урожая, тем не менее это поможет в каких-то текущих расходах, которые появились на фоне ЧС», — рассказал Малов.

Также представитель Минсельхоза рассказал о мерах поддержки, которые помогают держать фермерские хозяйства как минимум на плаву. Это субсидирование, в том числе при покупке техники, льготные лизинги, льготные кредиты, скидки от производителей и пр. Многие аграрии активно пользуются этими программами, благодаря чему обновляют свои парки техники.

«На формирование текущих цен на зерно влияют наши рекордные урожаи, которые образовали большие запасы, давящие на цены на внутреннем рынке. Но в последние два года отмечаются также рекордные темпы вывоза зерна. Мы видим, что запасы уже снижаются, это позволит немного скорректировать баланс спроса и предложения, выровнять цены. В этом году выходим с инициативой пересмотреть методику плавающей ставки пошлины — предлагаем ее повысить на 1 тыс. руб. Соответственно, 70 % средств вернется к сельхозтоваропроизводителям, что позволит в том числе поддержать рентабельность на приемлемом уровне», — комментирует чиновник.

Никита Токмаков, в свою очередь, поинтересовался, почему в таком случае повышение ставки в 2023 году на 2 тыс. руб. не привело к такому результату? Почему сейчас это должно сработать так, как задумано в планах министерства?

«В прошлом году запасы зерна не сокращались. По нашим оценкам, если бы не было пересмотра пошлины, ситуация была бы еще хуже. В этом году рассчитываем, что с ценами на внутреннем рынке будет все по-другому складываться и рынок снова станет рынком продавца, где экспортеры будут конкурировать за возможность закупить у производителей зерно», — пояснил Александр Малов.

Один из основных вопросов, который интересовал фермеров, — прогноз на цену в этом сезоне от Минсельхоза. Но Александр Малов не решился прогнозировать в данной ситуации, сезон очень непростой, точные цифры говорить преждевременно. Те прогнозы, которые были сформированы в начале года, из-за случившихся проблем явно уже не актуальны.

«Однозначно цена на внутреннем рынке подрастет из-за снижения запасов и пересмотра методики формирования экспортной пошлины. Каких пределов она достигнет, нельзя сейчас прогнозировать. Нужно закончить посевную и пересеять все то, что погибло. Тогда и делать выводы», — считает чиновник.

Заместитель директора Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза Артем Коровин продолжил тему поддержки ведомством аграриев.

«Конечно, цены на средства производства выросли. Особенно подорожала техника. Например, цена на трактор Кировец 742 возросла на 46 %, то же самое и по другим моделям. Чтобы как-то облегчить бремя аграриев при покупке техники, Минсельхоз России принимает ряд мер, в их числе льготный лизинг. Также расширили перечень запчастей к сельхозтехнике, поставляемой в рамках параллельного импорта, перечень самой техники, реализуемой на условиях льготного лизинга. В текущем году на покупку отечественных тракторов, комбайнов и прочей самоходной техники предоставляются скидки до 15 %. Планируем по итогам года закупить 3,2 тыс. единиц сельхозтехники. Если выберем технику раньше по этому плану, будем рассматривать дополнительное финансирование. Остаются также льготные кредиты», — рассказал Артем Коровин.

Также затронули и горячую тему подорожания ГСМ, пик роста цены на дизель наблюдался 21 сентября 2023 года — до 78–79 тыс. руб. за тонну. Сегодня, по мнению чиновников, идет тенденция к снижению. Так, на 16 мая мелкооптовые цены на ГСМ в среднем по России на дизель — 72,8 тыс. руб.

«По погибшим посевам недавно было совещание с заместителем министра сельского хозяйства Андреем Разиным. Площадь погибших полей в целом — 1 млн га. Под озимой пшеницей было занято 700 га из этого объема. Пострадавшие регионы все пересеют яровыми зерновыми — пшеница, кукуруза и ячмень. По сути, глобально структура посевных площадей немного поменяется внутри зерновой группы, но в целом зерновой клин будет выдержан», — отметил Коровин.

Фермеры не согласились с этой информацией. По данным Никиты Токмакова, пересев будет в основном техническими культурами. По яровым зерновым все сроки уже ушли. Кто будет ими пересевать, не получит ничего.

«Если берем Орловскую область и севернее, там пересев зерновыми яровыми еще возможен. Если мы говорим о Черноземье и южнее, там пересев будет техническими культурами», — сказал фермер.

Опровергать данные фермеров чиновники не стали. Удивила аграриев и мысль представителей министерства про то, что кредиты и лизинги снижают себестоимость.
«Я уже два раза услышал, что лизинг и кредиты уменьшают себестоимость. Не надо быть большим светилом в экономике, чтобы понять, что они на самом деле увеличивают ее. Если что-то покупается в лизинг и кредит, сиюминутно платеж меньше, но общие затраты больше и себестоимость при использовании лизинговых и кредитных программ увеличивается, тем более что еще и кредитная ставка выросла. Да, для нас это выход, помощь, но себестоимость от этих мер только растет», — считает председатель Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов Калужской области Бабкен Испирян.

Иная реальность

Свои прогнозы по рентабельности высказали на встрече и представители Россельхозбанка.

«По пшенице наш прогноз пессимистический. Но с учетом изменения ценовой конъюнк­туры, скорее всего, придем к базовому по текущему году с рентабельностью 27 %. Но пока по первому кварталу видели только 13 %, это меньше, чем в прошлом году, в два раза. По масличным рентабельность тоже на пессимистическом уровне и, скорее всего, она может не дойти до базового, так как пересев идет с упором на масличные культуры. Сеют много подсолнечника, сои. Но все же по масличным может быть экономика интереснее в этом сезоне, чем в прошлом. Картина станет более ясной в июне», — рассказали специалисты организации.

Депутат Думы Ставропольского края, председатель Союза работодателей АПК региона Петр Коротченко вернулся к теме расчетов рентабельности и действия пошлин на аграрную отрасль.

«Минсельхоз говорил про возвращение рынка покупателя и продавца. Эта логика правильная в условиях рынка. Но с момента введения пошлины и с введением 70 % отсечки у нас нет никакого рынка продавца и покупателя. Три года действует пошлина и три года идет снижение рентабельности. Почему Минсельхоз этого не видит в полном объеме? Потому что собирает данные только с предприятий, которые им сдают отчеты. По последним цифрам, это всего лишь 15 тыс. с небольшим предприятий. А сельским хозяйством в России занимается 192 тыс. только КФХ, и еще 94 тыс. предприятий, которые написали в налоговую, что у них основной вид деятельности — это сельское хозяйство. У нас нет достоверной статистики по рентабельности в растениеводстве. Поэтому фермеры видят одну ситуацию, а Минсельхоз — другую. Я согласен, что наши пошлины отразились на ценах на мировом рынке. Только на этом заработали другие, а не мы. После спекулятивного подъема всегда идет спад, что мы и наблюдаем сегодня. Так что не надо рассказывать, что при отмене пошлин мировые цены упадут. Это рынок, и он регулирует цены лучше, чем чиновники», — говорит депутат.

И отказываться от выращивания пшеницы, переходя на другие культуры, по мнению эксперта, тоже неправильно. Пшеницу выращивают в большинстве регионов, исходя из природно-климатических условий, а также экспортного спроса.

«Наш ближайший рынок сбыта — это страны ЮВА и Африка, им нужна наша пшеница. По выращиванию кукурузы мы не можем конкурировать, например, с Бразилией. У них другие природно-климатические условия, более подходящие. Также не можем конкурировать по качеству и ценам на говядину с той же Австралией, Аргентиной и пр. У них производство дешевле. А пшеница — это наше», — говорит Петр Коротченко.

Но все больше фермеров, занимающихся выращиванием этой культуры, терпит убытки и падение рентабельности. По данным Росстата, которые привел депутат, с 2021 года, когда ввели пошлины, до сегодняшнего дня объем кредитов, выданных под животноводство, остался на прежнем уровне. А вот по выращиванию зерновых вырос с 517 до 877 млрд руб. (на конец 2023 года). Выращивать культуры, в первую очередь пшеницу, без кредитов стало невозможно.

«Вот здесь говорят, что осенью не на что будет сеять. Да так и в прошлом году было. Выручили только кредиты. Кредитование — это хорошо, но проценты надо платить. В прошлом году льготные кредиты давали под 4 %. Сегодня фермерам под 6,8 %, а кому-то и под 10 % выдают займы. Кто не попадает под льготные программы, и вовсе под 18 %. Позиция чиновников и незнание реальной ситуации приведут только к одному — невыполнению поручения президента по увеличению экспорта сельхозпродукции к 2030 году в полтора раза и росту объема производства аграрной продукции на 25 %», — уверен депутат.

Можно, только осторожно

Также на мероприятии обсудили и вопросы по работе ФГИС «Сатурн» и законопроект по повышению штрафов за нарушение правил обращения с пестицидами и агрохимикатами. В начале марта с подобной инициативой Тюменская областная Дума обратилась в Государственную Думу. Депутаты предлагали увеличить размер штрафов для сельхозпредприятий за нарушения в области обращения с пестицидами, максимальный размер штрафа должен был вырасти в 4,5 раза и составить 450 тыс. руб. Подобное заявление весьма взволновало аграриев-растениеводов.

Но заместитель директора Департамента растениеводства, механизации, химизации и защиты растений Минсельхоза Ирина Широкова успокоила участников круглого стола. По ее словам, Госдума перенесла рассмотрение законопроекта на неопределенный срок.

«Тем не менее вы должны понимать, что СЗР — это 1, 2-й класс опасности, поэтому необходимо соблюдать регламент применения, иначе последствия могут быть плачевными. В прошлом и позапрошлом годах неоднократно рассматривали случаи гибели животных и птиц. Среди людей также были пострадавшие и даже погибшие. Поэтому соблюдение регламентов применения — первостепенная задача для каждого агрария», — подчерк­нула Ирина Широкова.

Полномочный представитель губернатора Краснодарского края по взаимодействию с крестьянскими (фермерскими) хозяйствами Вячеслав Легкодух рассказал о проблемах, с которыми сталкиваются фермеры при работе в системе «Сатурн».

«Фермеры вынуждены в пик обработок полей тратить массу времени на заполнение документов по каждому кадастровому номеру. Может быть, оставить наблюдение непосредственно за количественным, качественным применением? То есть до фермера препарат дошел, и все на этом. Не стоит беспокоиться за нарушение регламентов, такие моменты обязательно выплывут в декларации соответствия с превышением внесения определенных препаратов. Пока же фермерам приходится выполнять массу отчетности. Возьмем маленькое хозяйство на 500 га, 14 кадастровых номеров. А есть хозяйства, где 10 тыс. кадастровых номеров и нужно заполнить 10 тыс. справок. Когда людям все это делать? Как можно разгрузить фермера?» — поинтересовался Вячеслав Легкодух.

По словам Ирины Широковой, нельзя останавливать прослеживаемость на стадии — «дошел до фермера — и все». Как раз фермер применяет эти препараты, и важно отследить кратность использования, дозировку и пр. Все это необходимо для обеспечения продовольственной безопасности. Однако специалист напомнила, что уже вступил в силу закон об увеличении сроков внесения информации во ФГИС «Сатурн», надо этим пользоваться.

«Система постоянно совершенствуется и дорабатывается. Минсельхоз стремится к единой базе: чтобы вы единожды зафиксировали свои поля и кадастровые номера и эта информация проходила по всем системам автоматически, не нужно было ее заново везде набивать. Это все прорабатывается и дорабатывается. Вопрос времени», — считает специалист министерства.

По словам Бабкена Испиряна, главная проблема в том, что данные приходится вносить два раза.

«Один раз вносим то, что есть в плане. Причем изначально было задумано, что туда смогут автоматически подключаться пчеловоды и получать важную для них информацию о сроках планируемых обработок, но это не получилось. И, видимо, уже не получится. Но само внесение данных о планах обработок так и осталось. Зачем нужно вносить туда планы, потом корректировать их постоянно из-за погодных условий, а затем еще вносить фактическое использование? Может, просто вносить один раз только фактическое использование? В чем смысл подачи планов по использованию препаратов?», — спросил фермер.

На это представитель министерства предложила собраться с Россельхознадзором и проработать подобные вопросы.

Впрочем, собираться придется еще не раз. Главная проблема, из-за которой собирался круглый стол, — падение рентабельности и отмена пошлины — так и осталась без ответа и конкретного решения со стороны чиновников.

Подготовила ЮЛИЯ ЖИТНИКОВА

Земля и Жизнь, 2003-2021 | Политика конфиденциальности