30 ноября 2023

Неароматная проблема


Notice: unserialize(): Error at offset 375 of 3085 bytes in /var/www/u1311428/data/www/zizh.ru/wp-content/plugins/mailpoet/lib/Doctrine/Types/SerializedArrayType.php on line 27

Неароматная проблема

Мусорную реформу, призванную навести порядок в этой отрасли и привести ее к цивилизованному виду, запустили в 2019 году. Этот же год отметился всплеском числа возгораний на обособленных свалках бытовых и промышленных отходов — более 65 тыс. инцидентов зарегистрировали в МЧС. Горят не просто стихийные свалки, а вполне себе официальные полигоны ТБО. В чем причина пожаров и как сократить число ЧП, выясняем с нашими экспертами.

Горит везде, горит всегда

Шокирующую статистику по числу пожаров на мусорных свалках и полигонах приводят News.ru, опираясь на данные статистического сборника «Пожары и пожарная безопасность в 2016–2019 годы». За последнюю пятилетку количество возгораний на обособленных свалках бытовых и промышленных отходов фиксировалось следующим образом: в 2016 году — четыре, в 2017 году — пять, 2018 — десять и 2019 — 65,869 тыс. Правда, там же упоминается, что «столь взрывной скачок не отражает реального положения дел и, скорее всего, связан с изменением системы статистического учета». Как бы то ни было, ежегодно случаются десятки, а то и сотни пожаров на мусорных полигонах. Точную статистику озвучить сложно, так как далеко не все из них регистрируются. Но от этого проблема пахнуть лучше не начинает.

«Возгорание свалок и мусорных полигонов — одна из актуальных на сегодняшний день экологических проблем в нашей стране. Каждый год происходят десятки, если не сотни пожаров в самых разных уголках России. Горят не только стихийные, но и официальные мусорные полигоны твердых бытовых отходов. Только за этот год по разным оценкам было упомянуто около сотни случаев. В сравнении с общим количеством полигонов ТБО, которых насчитывается около 4,8 тыс., это, может, и немного. Но каждый пожар наносит действительно серьезный урон окружающей среде, ибо вредит воде, почве, воздуху и живым организмам», — прокомментировал председатель политической партии «Зеленая Альтернатива» Руслан Хвостов.

По мнению директора АНО «Гражданская инициатива против экопреступности» Дмитрия Шевченко, бывают случаи, когда на такие пожары не вызывают МЧС, соответственно, их нигде не регистрируют.

«Руководству полигонов не нужно привлекать к себе и своим объектам лишнее внимание. В мусорной отрасли до сих пор немало белых пятен и серых схем, поэтому открытой информации не хватает. Например, у нас долго горела свалка в курортном районе, куда возили разный смешанный мусор, в том числе большое количество органики, что вообще недопустимо. Тело свалки разогревается, в недрах происходят процессы гниения с выделением тепла и различных горючих газов: метан, сероводород и все остальное. При определенных условиях, например наличии пустот в теле свалки, происходит самовозгорание. Но все это верхушка айсберга. В недрах уже может быть аналог торфяного пожара. И такое скрытое горение может длиться годами. Но никто не будет вызывать туда МЧС, пока не вспыхнет верховой огонь», — говорит Дмитрий Шевченко.

Считается, что основной пик пожаров на полигонах приходится на летнее время. Жара и уменьшение количества осадков делают свое дело. Так, этим летом неделю тушили крупнейший пожар на мусорном полигоне в Калининградской области. Говорили, что причиной ЧП стал поджог.

Полигон в поселке Круглово загорелся в понедельник 12 июня. Во вторник огонь захватил всю территорию свалки — 5 тыс. кв. м. Превышение максимальной разовой предельно допустимой концентрации оксида углерода в воздухе — в полтора раза. Роспотребнадзор даже был вынужден закрыть один детский лагерь из-за дыма.

Но осенью подобные ЧП продолжились, например в Краснодарском крае. В начале октября несколько суток пришлось тушить пожар на скандальной свалке в станице Полтавской. Верхний огонь ликвидировали относительно быстро, но тело свалки продолжило тлеть, и выбросы ядовитых веществ, понятное дело, воздух не озонировали. Специалисты МЧС отмечали, что проблема усугублялась большим объемом горючей массы и обильным выделением дыма. Меньше месяца спустя загорелась старая законсервированная свалка в Северском районе Кубани. Пожар тушили шесть суток. Площадь пожара сразу по прибытии сотрудников МЧС достигла 800 кв. м, открытое горение удалось потушить оперативно, но мусор на свалке продолжал тлеть. Поэтому специалистам пришлось почти неделю проливать дымящийся мусор на полигоне. Все это время федеральную автомобильную дорогу А 146 окутывали густые клубы белого едкого дыма. Что творилось в домах жителей, остается только догадываться.

Курящие вулканы

По словам экспертов, пожары на свалках возникают по самым разным причинам.


Председатель политической партии «Зеленая Альтернатива» Руслан Хвостов

«Если мы говорим о стихийных свалках, то часто они горят из-за неосторожных действий человека с огнем и низкой экологической культуры. Что же касается именно полигонов, то здесь причин может быть уже несколько. Во-первых, актуален все тот же социальный фактор. Люди, например, поджигают на свалках провода, чтобы затем извлечь находящийся под изоляционным слоем металл. Бывает, свалку специально поджигают, чтобы таким образом избавиться от объема мусора. Но часто возгоранию способствует постоянно выделяемый телом полигона свалочный газ, в состав которого входит легко воспламеняемый метан. Объяснением таких случаев может стать несоблюдение правил эксплуатации полигона, ошибки при его проектировании или отсутствие активной дегазации данного типа газа. Также среди уже более редких причин пожаров на свалках значатся различные техногенные случаи, произошедшие на соседних территориях и ставшие источником возгорания, и климатические или природные воздействия», — говорит Руслан Хвостов.

Если говорить о случаях самовозгорания, то все же чаще горят именно старые полигоны, образованные еще во времена СССР. Современные площадки для захоронения отходов строят (во всяком случае, должны) с соблюдением всех технологических норм, которые гарантируют санитарную и экологическую безопасность для населения, проживающего рядом. На всех современных полигонах должна соблюдаться технология послойного захоронения и обезвреживания отходов. Более того, они, как правило, сразу же оборудуются системами отведения свалочных газов, которые могут собирать и использовать для отопления, производства электроэнергии и пр. По крайней мере, промышленные здания, находящиеся рядом с таким полигоном, уже довольно часто используют эту технологию для отопления.

«А вот любые нарушения технологии могут привести к пожарам. До сих пор многие полигоны по стране напоминают курящие вулканы. Это значит, что тлеет само тело свалки, но при определенных условиях это также может привести к более сильному распространению огня», — пояснил академик МАНЭБ, кандидат биологических наук, директор АНО «Зеленая цивилизация» Дмитрий Федоров.

Старых полигонов пока еще остается довольно большое количество. Некоторые до сих пор эксплуатируются, невзирая на их переполненность и несоответствие безопасным технологиям использования. Так, например, полигон «Кучино» в Балашихинском городском округе был закрыт только после требования президента РФ Владимира Путина в конце июня 2017 года, сообщал ТАСС. К тому моменту свалка представляла собой огромную пирамиду мусора площадью 50 га и высотой 50 м, с плоской вершиной. По оценкам экспертов, там накопилось 13 млн куб. м отходов.

«У каждого полигона, созданного хоть во времена СССР, хоть сейчас, существует своя собственная жизнь. Проект — это стадия рождения, этап строительства — это стадия взросления, и есть этап эксплуатации, то бишь «сознательной жизни». Площадка эксплуатируется (живет) до того момента, пока у нее не будут заполнены все так называемые технологические карты. После этого жизнь полигона должна заканчиваться и проводится рекультивация. Многие советские полигоны выработали свой ресурс еще в 1990-е или 2000-е годы, но в то время не было вообще никакого контроля в мусорной сфере. Собственно, такая ситуация продолжалась вплоть до объявления в Год экологии президентом РФ о начале мусорной реформы. И только тогда начали пытаться навести порядок в этой отрасли. Но было очень непросто. Не были прописаны правила работы регоператоров, субъекты не знали, что делать. Более 80 % полигонов в России к тому времени уже были переполнены. Как рекультивировать эти площадки, тогда мало кто понимал. Полигоны были мало того что переполненные, так еще и небезопасные. При их строительстве в прошлом веке никто не соблюдал особо технологии безопасного хранения, это требовало специальной техники и денег. Да и сейчас такие работы обойдутся недешево. Но в настоящее время ведется контроль за соблюдением технологии при организации современных полигонов и их эксплуатации. А вот старые полигоны продолжают гореть», — говорит председатель правления, исполнительный директор общероссийской общественной организации «Зеленый патруль» Андрей Нагибин.

Главная проблема пожаров на свалках в том, что их очень трудно потушить. Более того, этот процесс сопряжен с немалыми опасностями для самих огнеборцев.

«Свалка — это тонны отходов самого разного происхождения и состава (органика, пластик, бумага и т. д.). Многие материалы сами по себе легко воспламеняемые. Мусор лежит не плотно, а значит, между ним находятся поддерживающие горение кислород и свалочный газ. Плюс погодные факторы могут также способствовать горению — порывы ветра только раздувают огненные очаги, а жара может повышать температуру внутренних слоев мусора. Сложно тушить свалочные пожары еще и потому, что их нужно обязательно засыпать грунтом, а не просто залить водичкой. Огонь снаружи может быть визуально ликвидирован, а тление будет продолжаться внутри тела полигона. И тогда через некоторое время все может начаться заново. Нельзя забывать еще и о том, что самим пожарным нелегко работать в таких условиях. Ведь при пожаре всевозможных отходов разного класса опасности выделяются едкие вещества, при вдыхании которых можно просто-напросто отравиться», — говорит Руслан Хвостов.


Академик МАНЭБ, кандидат биологических наук, директор АНО «Зеленая цивилизация» Дмитрий Федоров

«Скрытый очаг горения может находиться в теле свалки на глубине 10–15 м. Чтобы до него добраться, необходимо проводить определенные инженерные мероприятия, в частности строить траншеи. А это очень опасная работа. Когда мусор прогорает в глубине, техника может очень легко провалиться в стихийно образовавшийся кратер, где будет высокая температура. И такие случаи у нас, к сожалению, бывали», — добавил Дмитрий Федоров.

Понятно, что от подобных ЧП страдает и экология в целом, и здоровье людей, которым «посчастливилось» жить в зоне досягаемости мусорного дыма. Ситуацию усугубляет то, что на свалке среди прочего мусора могут попасться и весьма токсичные отходы. Как, например, на печально знаменитом полигоне «Красный бор» в Ленинградской области. Он работал с конца 1960-х годов до 2014 года. За это время здесь накопилось более 2 млн тонн промышленных химических отходов I–IV классов опасности, которые привозили из разных регионов. Как пишет ТАСС, он даже попал в список горячих точек Хельсинкской комиссии по защите морской среды Балтийского моря (ХЕЛКОМ). Пожары, кстати, там случались не единожды. Последнее крупное ЧП на его территории произошло в июне 2011 года.

«Свалка сама по себе является антиэкологичной точкой на карте местности, а при сжигании накопившихся отходов происходит выделение самых разных ядов. Опасные вещества попадают в атмосферу, заражают почву и подземный грунт. Вместе с подземными водами отрава проникает в близлежащие водные объекты и распространяется дальше по ним. Более того, после успешного тушения негативное воздействие инцидента не завершается, потому что облако дыма полетело в направлении розы ветров, а после осело уже на отдаленных землях, растениях и плодах. А значит, это уже оказывает влияние на окружающую флору и фауну. Человек здесь не исключение», — сообщил Руслан Хвостов.

По словам Дмитрия Федорова, при горении пластика на полигонах образуются фенолформальдегидные соединения, диоксиды азота, диоксины. При попадании в организм они имеют тенденцию к накоплению и потом могут даже приводить к возникновению определенных опухолей.

«Такие факты медиками в Рос­сии выявлялись. Даже единичные возгорания могут приводить к значительному превышению ПДК загрязняющих веществ в воздухе за пределами санитарно-защитной зоны. Это опасно для астматиков, аллергиков, лиц, которые страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями. Токсины в воздухе будут вызывать раздражение дыхательных путей, соответственно, негативно влиять уже дальше на сердечно-сосудистую систему», — говорит академик МАНЭБ.

В ЭТО ВРЕМЯ
По федеральному проекту «Чистая страна», который входит в нацпроект «Экология», в России ежегодно ликвидируют сотни несанкционированных свалок, среди которых есть и объекты накопленного экологического вреда, сообщает сайт «Национальные проекты.рф». В 2023 году запланировано восстановление более 2 тыс. га нарушенных земель. Также до конца года по планам федпроекта «Чистая страна» должны завершить ликвидацию 78 наиболее опасных объектов и устранить 111 несанкционированных свалок в границах городов. Работы постоянно ведутся во всех регионах, однако не везде одинаково успешно. Лучше всего избавляться от них получается у Московской области и Республики Чечня. В Подмосковье из 27 полигонов ликвидированы уже 17. В этом году завершили работы на крупнейших в регионе свалках твердых коммунальных отходов «Съяново» в Серпухове, «Часцы» в Одинцовском районе и «Каурцево» недалеко от Наро-Фоминска. В Чечне в 2022 году началась рекультивация восьми городских несанкционированных свалок, работы на двух объектах полностью завершены — в Ленинском районе города Грозного на площади 2,5 га и в городе Гудермесе площадью 5,6 га. На остальных объектах работы продолжаются. Программа рекультивации несанкционированных свалок на всей территории страны рассчитана до 2024 года. По данным Минприроды РФ, за это время будет ликвидирована 191 несанкционированная городская свалка, что позволит улучшить экологическую ситуацию для более чем 20 млн человек. В планах также устранить 88 наиболее опасных объектов, что сделает комфортнее жизнь еще 7 млн россиян, проживающих в их окрестностях.

Мотивации не хватает

Специалисты предлагают различные пути решения сложившейся ситуации. Главное — это соблюдать технологии при строительстве и эксплуатации полигонов, а отслужившие свой срок площадки рекультивировать. Благо на это выделяются деньги из федерального и региональных бюджетов. Как ранее сообщал ТАСС, на это направление нацпроекта «Экология» — «Чистая страна» — на 2019–2024 годы было предусмотрено 124,2 млрд руб., из них 75,6 млрд — из федерального бюджета, 48,5 млрд — из бюджетов регионов.


Директор АНО «Гражданская инициатива против экопреступности» Дмитрий Шевченко

«Проблему пожаров на полигонах нельзя рассматривать отдельно от состояния всей мусорной отрасли. Нужно провести ревизию и контроль по всем площадкам, разобраться, какой мусор они принимают, как соблюдаются технологии безопасного захоронения отходов. Любые нарушения, в том числе и возгорания, необходимо тщательно расследовать и наказывать виновных так, чтобы все сделали нужные выводы. Мало просто привлечь условного сторожа на условные несколько тысяч рублей как физическое лицо. Нужно наказывать ответственных юридических лиц, которые отвечают за состояние полигона. Это уже совсем другие суммы. Думаю, тогда у них будет больше мотивации внимательнее относиться к своему объекту», — считает Дмитрий Шевченко.

По мнению эколога, проблему мусорных ЧП решает качественная сортировка, при которой происходит извлечение по максимуму доли полезного вторсырья. Для захоронения «хвостов» (неперерабатываемых отходов — прим. автора) необходимо строить современные полигоны, оборудованные защитой, через которую не просачивается фильтрат, где стоят системы газоулавливания и утилизации этих газов.

Отдельный момент по органике, накопление которой в теле свалок часто приводит к самовозгоранию. По словам специалиста по экопросвещению Анастасии Евдокимовой, эти отходы вполне можно превратить в полезный продукт, например компост, который очень востребован в сельском хозяйстве. В Сан-Франциско в США переработка органики в удобрения поставлена на поток. Даже есть очередь из фермерских хозяйств на этот продукт. У нас же органические отходы пока не приносят никакой пользы, только вред.

«Конечно, для этого нужно не только подготовить специальные контейнеры для раздельного сбора мусора, чтобы из них не было посторонних запахов, но и мотивировать жителей. В Южной Корее, например, практикуют раздельный сбор мусора. Органика сдается отдельно — за это жителям снижают коммунальные платежи. У них продаются и специальные пакеты для органики. У нас же пока даже разговоров по отдельному сбору этого типа отходов не ведется», — комментирует Анастасия Евдокимова.

Что касается долговременной и экологичной перспективы, то, по мнению Руслана Хвостова, надо развивать мусороперерабатывающие комплексы.

«Именно перерабатывающие, а не сжигающие. Это самый экологичный на сегодня вид работы с отходами. После них на свалку отправляется малая неперерабатываемая часть мусора», — предлагает эксперт.

Дмитрий Шевченко также уверен, что мусоросжигательные заводы не панацея.

«Это перевод мусора из одного агрегатного состояния в другое. Мы свалку переносим, образно говоря, с земли на небо и увеличиваем уровень загрязнения атмосферы, как и при пожаре. Да, объем твердой части мусора при сжигании в несколько раз уменьшается, но при этом образуется зола, которая имеет даже больший класс опасности, чем исходный мусор. В итоге для захоронения золы придется строить еще более серьезные мусорные полигоны, убирать ее в какие-то бочки, цистерны. Кроме того, мусоросжигательные заводы — очень дорогое удовольствие, которое тяжело окупается», — говорит эколог.

В любом случае пока что история со строительством мусоросжигательных заводов в России развивается небыстро. Затормозился проект в Татарстане после введения санкций, на Кубани также собирались построить два подобных завода, но пока процесс не идет. Правда, и с переработкой мусора дело движется тяжело, хотя новые проекты появляются и воплощаются в жизнь. Но процесс небыстрый и совсем от наличия полигонов он не избавит. Так что дело за соблюдением технологий, контролем и рекультивацией изживших свой ресурс площадок.

«Необходимо вернуть представителям общественного контроля былой доступ на мусорные объекты, чтобы люди могли следить и фиксировать все пробелы в деятельности сотрудников полигона», — считает Руслан Хвостов. Если будет больше открытости и прозрачности в мусорной отрасли, тогда и ЧП станет меньше.

ЮЛИЯ ЖИТНИКОВА

Земля и Жизнь, 2003-2021 | Политика конфиденциальности